918a3b05 Секс объявления Киева ссылка. |     

Стаднюк Иван - Сердце Помнит



Иван Фотиевич СТАДНЮК
СЕРДЦЕ ПОМНИТ
1. ВОСПОМИНАНИЯ ПАВЛА КУДРИНА
Летом 1945 года младшего лейтенанта Павла Кудрина выписали из
госпиталя. С чемоданом в руках он шагал по улицам Москвы, ошеломленный
сутолокой, взволнованный необычностью обстановки, хмельной и радостный
оттого, что чувствует себя сильным, здоровым и что госпитальная палата с
опостылевшим запахом лекарств осталась позади. Пять месяцев он был
прикован к койке!.. Ранение, полученное в дни наступления на Висле,
оказалось весьма серьезным.
Павла захватил поток людей, устремившихся к входу в метро. Москвичи
спешили на работу. В вагоне было тесновато. Кудрина прижали к широкому
окну, за которым с шумом неслась стена туннеля. В стекле Павел увидел свое
отражение. До сих пор он видел себя только в маленьком зеркальце, когда
намыливал щеки перед бритьем, и теперь с неудовольствием отметил, как
осунулся и похудел. На бледном лице еще отчетливее выделялись широкие и
прямые черные брови, глаза запали глубже, губы казались припухшими.
«На девушку стал похож», — с досадой подумал Павел и отвернулся от
окна в смущении: он уловил короткую улыбку молодой белокурой соседки,
заметившей, с каким вниманием рассматривал себя Кудрин.
Младший лейтенант ехал в управление кадров за назначением. В душе
была тревога. Посчастливится ли вернуться в родную дивизию? Удастся ли
побывать в Берлине?
...В управлении Кудрину вручили предписание.
— Езжайте в Потсдам, — сказали. — Если там найдут нужным, пошлют в
дивизию, где вы раньше служили.
«Значит, в Берлин, — с облегчением подумал Павел, пряча
предписание, — значит, побываю «в гостях» на Вальденштрассе. Эх, найти бы
этого Курта!..»
Выйдя на бульвар, Кудрин свернул к свободной скамейке. Сел, закурил
папиросу. Затем поставил на колени чемодан, приоткрыл его и с самого дна
достал потертый конверт с берлинским адресом. Больше года хранил Павел
этот конверт. В нем были письмо и фотография капитана войск СС Курта
Бергера. Кудрин скользнул взглядом по вытянутому лицу фашиста и до
мельчайших подробностей вспомнил тот страшный день...
Это было весной 1944 года, когда немецко-фашистское верховное
командование непрерывно держало свою войсковую и агентурную разведки за
горло, требуя от них точных данных: на каком именно фронте и когда
советские войска готовят новую наступательную операцию. Гитлеровцы
чувствовали, что гром грянет вот-вот. Но где? Где?! Первый Украинский
фронт заносит над их головой бронированный кулак или Белорусские фронты? А
резервов, особенно танковых, у фашистов было мало. Требовалось держать их
именно в том месте, где последует удар.
Фашистская разведка сбилась с ног. Командование требовало от нее
добывать пленных советских солдат и офицеров, не считаясь ни с какими
своими потерями.
И вот в это самое время старший сержант Павел Кудрин, командир
отделения из разведроты Н-ской дивизии 3-го Белорусского фронта, именно
того фронта, который одним из первых должен был накинуть фашистам петлю на
шею, попал в руки врага.
А случилось все так. Дивизия, в которой служил Павел, занимала
оборону в девяти километрах от его родного села Олексина, находившегося по
ту сторону фронта. И неудивительно, что именно Павлу Кудрину незадолго до
начала наступления, которое готовилось в строжайшей тайне, поручили
проникнуть в тыл к фашистам и разведать позиции двух их тяжелых батарей,
искусно маневрировавших вдоль линии фронта.
Павел Кудрин был не только одним из храбрейших разведчиков в своей
разведроте, где храбр



Назад