918a3b05     

Станюкович Константин Михайлович - Свадебное Путешествие



Константин Михайлович Станюкович
Свадебное путешествие
{1} - Так обозначены ссылки на примечания соответствующей страницы.
I
Минут за десять до отхода курьерского поезда в Москву перед
пульмановским вагоном{53} стояла кучка дам и мужчин.
Провожавшие молодую чету Руслановых, три часа тому назад повенчанную в
одной из модных домовых церквей - в "Уделах", были из "монда"{53}.
Несколько хорошеньких женщин, много элегантных костюмов и шляп и тонкий
аромат духов. Два красивых, моложавых, седых генерала. Офицеры блестящих
полков. Юный мичман и десяток статских в модных пальто на безукоризненных
фраках с цветами в петлицах.
Все казались оживленными и слегка возбужденными.
Чуть-чуть отделившись от кружка, стоял пожилой господин с выбритым
усталым лицом и равнодушным взглядом, в черном пальто и с фетром на голове.
Он говорил старому адмиралу о погоде в Крыму прошлой осенью. Слегка
наклонив голову, адмирал напряженно-внимательно слушал, словно бы боялся
проронить одно слово пожилого господина. В лице и в фигуре старика адмирала
было что-то искательное и жалкое, хотя его высокопревосходительству не было
ни малейшего дела ни до его превосходительства{53}, ни до прошлогодней
погоды.
Многие из провожавших Руслановых взглядывали на него значительно, с
невольно раболепным чувством. Проходившие мимо мужчины, видевшие пожилого
господина в его приемной и даже не бывавшие там, почтительно снимали шляпы,
и лица их как будто расцветали, когда его превосходительство любезно
приподнимал свой фетр с коротко остриженной заседевшей головы, не припоминая
или не зная господ, кому кланялся.
Несколько ливрейных лакеев, стоявших сзади, упорно смотрели на него, и
глаза их прилично-серьезных бритых лиц, казалось, загорались горделивым
восторгом перед его престижем.
Казалось, невольное и часто бескорыстное раболепие было привычно
пожилому господину и не стесняло его. Он принимал его как нечто
естественное, как то самое, что испытывал и сам в те времена, когда достигал
высоты положения.
Мимо кучки провожающих шнырял господин, могущий внушать подозрение, не
будь он вполне прилично одетый молодой человек в цилиндре, откровенно
стремительный, озабоченный и победоносный, с бегающими, почти вдохновенными
глазами.
Он так жадно оглядывал женские наряды, бросая более деловитые, чем
восторженные взоры на женские даже хорошенькие лица, что можно было принять
молодого человека за дамского портного, желающего "схватить" последнее слово
фасонов платьев, жакеток и шляпок.
Немедленно объяснилось, что молодой человек не портной. Он набросился
на начальника станции и, чуть не коснувшись его юпитерского лица своим
длинным и тонким носом, с фамильярною торопливостью и краткостью допрашивал:
"Кто новобрачный?.. Куда? Фамилии генералов? Посаженый ли его
высокопревосходительство? Кто - в белом, сером, зеленом костюмах? Кто мать
молодой?.. Голубчик... Как же не знаете всех... Непостижимо!.."
Он полетел по перрону, напал на обер-кондуктора, вернулся и небрежно
спросил ливрейных лакеев о сиреневом платье. В несколько минут он узнал все,
что требовали его обязанности, и, присевши на скамью, вынул записную книжку
и стал набрасывать материал для заметки в завтрашнем нумере бойкой газеты,
обращающей внимание на свежесть великосветской хроники.
- Это - репортер! Завтра попадем в газеты! - с гримаской, но втайне
довольная, заметила одна дама.
"Молодая" - высокая, стройная брюнетка с крупной родинкой на
загоревшейся матовой щеке, возбужденная и счас



Назад