918a3b05     

Станюкович Константин Михайлович - Истинно Русский Человек



Константин Михайлович Станюкович
Истинно русский человек
{1} - Так обозначены ссылки на примечания соответствующей страницы.
I
Я знавал Аркадия Николаевича Орешникова еще в те времена (в конце
шестидесятых годов), когда он и не думал с азартом бить кулаком по своей
здоровой, выпяченной груди, называя себя истинно русским человеком, - не
находил еще, что "наша матушка Россия всему свету голова" и имеет
исторически провиденциальную миссию ничем не походить на изолгавшийся,
развращенный "говорильнями", прогнивший Запад, - не выражал желания
подтянуть "зазнавшуюся чухну" и на веки вечные изгнать "низкого жида" из
пределов империи, - просвещения не отрицал и, с чужих слов, не повторял о
настоятельной необходимости восстановить телесные наказания для подъема
нравственности и вообще добрых начал, заметно оскудевающих.
В те отдаленные времена, когда я познакомился с Аркадием Николаевичем,
он, разумеется, ни о чем подобном не мог бы и подумать, а не то что
громогласно говорить, да еще с ноздревской развязностью, глядя вам прямо и
нагло в глаза и словно бы думая про себя:
"Я и не то еще могу выпалить!"
Тогда столь же откровенно повторял иные речи и перепевал иные песни
этот "просто русский", в ту пору молодой человек, окончивший курс со
степенью действительного студента, благополучно служивший помощником
столоначальника в каком-то департаменте и пописывавший по временам резвые,
либеральные статейки в газетах, отчасти для славы среди сослуживцев и среди
знакомых барышень, отчасти для покупки в более изобильном количестве
перчаток и галстуков и для более частого посещения опереток и трактира
Палкина{143}.
II
Аркадий Орешников в то время был довольно видный, среднего роста,
плотный, широкоплечий блондин с маленькими, разбегающимися по сторонам,
карими глазками, редкими рыжеватыми волосами, крикливым тенорком и толстыми
алыми губами, которыми он имел привычку, сохраненную и поныне, быстро
поводить, выражая этим свое удовольствие. Лицо у него было довольно
ординарное и без особой "печати мысли" на начинавшем лысеть челе:
кругловатое, с мясистыми щеками и толстым носом, но зато свежее, румяное и
беззаботно веселое.
Сам Орешников, по-видимому, был более чем лестного мнения насчет своей
физиономии, любил заниматься собой, не жалея одеколона, считал себя
пленительным мужчиной и действительно пользовался успехом у горничных и у
швеек...
Хвастая своими любовными успехами и рассказывая об интриге, героиней
которой бывала какая-нибудь простодушная Даша или Матреша, Аркадий Орешников
значительно давал понять, что героиня романа - дама из общества, без памяти
в него влюбленная, назвать которую он, как порядочный человек, разумеется,
не может.
Он был не глуп, но и не особенно умен, что называется, без царя в
голове, но достаточно переимчив и сметлив в житейских делах. Недостаток
основательных знаний он и в молодости с успехом заменял чисто славянской
отвагой трактовать о каких вам угодно предметах, не моргнувши глазом.
Впрочем, он и не очень обижался, когда его останавливали, замечая, что он
несет околесную. Он только как-то меланхолически глядел куда-то в
пространство, но через четверть часа уже снова готов был говорить с прежней
развязностью и о коннозаводстве, и о философии Канта{143}.
Всегда поклонявшийся какому-нибудь доморощенному божку, при котором
играл роль адъютанта, Орешников так же быстро развенчивал своего божка,
находя нового, как быстро и создавал себе идола, перед которым обыкновенно
раболеп



Назад