918a3b05     

Станюкович Константин Михайлович - Испорченный День



Константин Михайлович Станюкович
Испорченный день
I
В этот ясный и солнечный декабрьский морозный день Дмитрий
Александрович Черенин, главный контролер крупного петербургского банка и
член нескольких деловых обществ, в пятом часу подъехал к подъезду большого
дома на Кирочной, необыкновенно веселый и возбужденный. Неудержимая улыбка
счастия и довольства светилась на его красивом, моложавом и умном лице.
Черные быстрые глаза искрились.
Он дал извозчику двугривенный на чай, как-то особенно приветливо
улыбнулся рыжему швейцару Егору, которого еще вчера за что-то распек, и,
взбежав, не переводя духа, в четвертый этаж, нервно и сильно надавил пуговку
электрического звонка у дверей своей квартиры.
- Барыня дома? - весело спросил он, тяжело дыша, молодую горничную
Пашу, сбрасывая на ее руки шубу с заиндевевшим воротником.
- Дома-с.
- Никого нет?
- Никого.
- Отлично!
И, бросив на стол мерлушечью шапку и перчатки, Черенин, не заходя в
кабинет, что обыкновенно делал, возвращаясь со службы, быстрыми и легкими
шагами, слегка раскачиваясь своим крепким, плотным корпусом, направился
через гостиную и столовую в комнату жены.
В этом гнездышке, видимо свитом заботливой и умелой женской рукой,
светлом, уютном и теплом, где весело потрескивали сухие дрова в камине, - на
мягком низеньком диванчике сидела, с книжкой журнала в руках, маленькая
хорошенькая блондинка, лет около тридцати, с пепельными волосами, гладко
зачесанными назад и собранными в пышные косы. Мягкая шерстяная ткань
темно-синего платья обливала красивые формы молодой женщины.
При появлении из-за портьеры мужа, веселого и радостного, и эта
маленькая женщина вдруг вся засветилась радостной улыбкой, полной любви и
сочувствия. Улыбалось ее миловидное личико, нежное и кроткое, отливавшее
розоватым цветом легкого румянца, улыбались ее крупные, сочные алые губы,
между которыми сверкал ослепительной белизной ряд красивых зубов, улыбались
ее большие, карие ясные глаза, глядевшие из-под густых ресниц с ласковой
мягкостью любящей и любимой женщины.
- Ну, поздравь, Катя, с большой новостью! - еще на ходу проговорил
Черенин, спеша сообщить жене радостную весть. - Я назначен директором нашего
банка.
- Ты, Митя? Директором! - взволнованно, словно не смея верить этому
известию, проронила молодая женщина, и щечки ее залились яркой краской.
- Пятнадцать тысяч в год и два процента с чистой прибыли! - продолжал
Черенин слегка приподнятым торжественным тоном. - Это, Катя, значит еще по
меньшей мере десять тысяч!.. Контракт на три года...
И, присевши на диван, Черенин обнял жену и, целуя ее пухлую атласную
щеку, на которой чернело маленькое родимое пятнышко, весело промолвил своим
мягким, несколько певучим голосом:
- Ну, что, довольна, Катя, а?
Праздный вопрос!
Она в первую минуту совсем обомлела от радости, эта миниатюрная женщина
с большими кроткими глазами, и смотрела на мужа с выражением гордости и
любви. Она страстно его любила, но успех его, казалось, еще усиливал ее
чувство уважения и благоговейного восторга к этому красивому, статному
брюнету в темном кургузом вестоне, с кудрявой головой и большой черной
бородой, - свежему, румяному и веселому, казавшемуся совсем молодым,
несмотря на свои сорок лет.
Вместо ответа, она обвила маленькими белыми ручками шею мужа,
крепко-крепко поцеловала его и горячо промолвила:
- Я рада и за тебя и за детей, голубчик...
- Не ожидала такого сюрприза, Катя?
- Не ожидала, Митя. Ведь у тебя нет связей в финансовом мире.



Назад