918a3b05     

Станюкович Константин Михайлович - Дуэль В Океане



Константин Михайлович Станюкович
Дуэль в океане
{1} - Так обозначены ссылки на примечания соответствующей страницы.
I
Этот длинный переход из Фунчаля{386} в Батавию на Яве, без захода в
Рио{386} или на мыс Доброй Надежды, начинал очень надоедать обитателям
русского военного корвета "Отважный".
Вот уже двадцать пять дней, как океан да небо, небо да океан без конца.
Они, конечно, были прелестны и ласковы в северных тропиках. О, как
прелестны!
Солнце, ослепительно красивое, всегда заливало жгучим блеском тихо
рокочущий океан с его ласковыми, невысокими волнами. Луна так
таинственно-задумчиво глядела с бархатистого неба, и под ее серебристым
светом волшебные южные ночи становились еще волшебнее. Мириады звезд так
ласково мигали...
Но все-таки океан да небо, хотя и не угрожавшие морякам штормами,
казались однообразно прелестными и надоедали людям, привязанным к земле.
И как безмолвно, пусто кругом!
Изредка забелеет парус встречного или попутного судна... Обменяются
приветствиями, поднятием флага и разойдутся, или "Отважный" обгонит
попутного "купца".
И снова "Отважный" идет да идет под всеми парусами, легко и грациозно
поднимаясь с волны на волну, в одиночестве.
Реяли в высоте орлы океана - фрегаты. То летали над водой, то
опускались на нее белоснежные альбатросы за рыбой и снова улетали, скрываясь
от глаз. Порой, вблизи, показывал черную спину кит, выпускал высокий фонтан
воды и исчезал. В прозрачной синеве океана показывались акулы с лоцманами у
борта и удирали, не пронзенные острогой какого-нибудь охотника-матроса.
Часто на солнце сверкали летучие рыбки.
Все это пригляделось.
И кончились благодатные тропики, где вахты матросов такие покойные, и
так хорошо дремлется под лаской вековечного пассата, и так слушаются сказки,
если еще есть новые у матроса-сказочника.
"Отважный" проскочил под парами штилевую полосу у экватора, прошел
южные тропики, спускался все ниже и ниже, где ветер уже не шутил и дышал
ледяным дыханием южного полюса, и повернул в Индийский океан, чтобы с
попутным муссоном подниматься на Яву.
II
Индийский океан уже гневно рокотал и порой бешено вздымался заседевшими
громадными волнами, нападавшими на маленький корвет. Ветер выл и завывал в
мачтах и снастях, стараясь опрокинуть "Отважный". Солнце пряталось под
черными клочковатыми облаками, и без него шторм казался еще страшней и
грозней, одиночество - еще безотраднее.
И со спущенными брам-стеньгами и под штормовыми парусами "Отважный",
казалось, метался, словно затерянный и обреченный на гибель.
Но крепкий корвет не давался грохотавшему, бесновавшемуся
старику-океану. Он стремительно взлетал на волны и опускался с них,
отряхиваясь, словно громадная птица, от гребней волн, врывавшихся на бак. Он
вздрагивал от ударов волны и уходил от смертельного савана. Злобная, она
обрушивалась сзади кормы.
И капитан, строгий и напряженный, не спускавший возбужденных сверкавших
глаз с носа "Отважного", только покрикивал в рупор рулевым у штурвала под
мостиком:
- Не зевать... Право... Так держать!
Шторм улетал дальше. Матросы облегченно крестились. Капитан уходил в
каюту отсыпаться.
Было в океане только "свежо", как говорят моряки про сильный ветер, не
доходящий до силы шторма.
И "Отважный" под зарифленными парусами, раскачиваясь с бока на бок,
несся в бакштаг узлов по двенадцати.
Только будто седой бурун с шумом рассыпался под носом "Отважного", и он
вздрагивал и поскрипывал от быстрого хода.
Вахтенный офицер наблюдал за рулевыми.



Назад