918a3b05     

Станюкович Константин Михайлович - Дяденька Протас Иванович



Константин Михайлович Станюкович
Дяденька Протас Иванович
{1} - Так обозначены ссылки на примечания соответствующей страницы.
I
Не он ли, Протас Иванович, пользовавшийся в Коломне и на Песках, где
живут многочисленные его родственники, репутацией человека гениального ума
("готовился в ветеринары, а куда метнул!" - прибавляли обыкновенно при
этом), не стеснявшегося попросту говорить "правду-матку" в глаза
непосредственному своему начальству, - не он ли, бывало, торжественно
восклицал, бия увесистым кулаком по своей широчайшей груди:
- У меня хищение?! Я давно искоренил хищение. У меня строгий порядок...
Чиновник у меня - верный, добрый, бессребреный чиновник... У меня...
И, не находя более слов, под бременем охватывавших его благородных
чувств, дяденька Протас Иванович обыкновенно схватывал меня за руку и
подводил к стене кабинета, которая сплошь была увешана различными картами и
таблицами.
- Смотри, скептик!.. Видишь? У меня тут всё, как на ладони! Весь
механизм администрации в графическом изображении. Отсюда я все вижу и все
знаю...
Я обыкновенно смотрел на эти красиво раскрашенные карты и таблицы,
пестревшие красными, синими, зелеными и черными кружками, линиями и
черточками, против которых стояли красиво выведенные цифры, - и восхищался.
- Действительно, дяденька... Превосходные таблицы!
- То-то! На них все показано... все до малейшей подробности...
- Верны ли они?
- Я, братец, два года этим занимался... Двенадцать чиновников работали
над ними...
- Положим, дяденька, по этим таблицам вы можете представлять себе...
- Не представлять, а знать! - резко перебивал Протас Иванович.
- Но есть ли у вас диаграмма нравственных качеств ваших подчиненных?..
Дяденька, питавший необычайную слабость к всевозможным статистическим
таблицам и графическим изображениям, на минуту был озадачен моим вопросом.
"В самом деле, не дал ли он маху? Почему у него нет такой таблицы?" -
говорило, казалось, его широкое, скуластое лицо, на котором блестели
маленькие глазки. Мысль эта, по-видимому, очень заинтересовала его, и
гениальная голова уже разрабатывала ее с быстротой, обычной в характере
Протаса Ивановича Мордасова.
Недаром он часто говорил: "Во всем нужны, братец, быстрота и русская
сметка... Русский человек всякое дело обмозгует. Вот я по ветеринарии курс
кончил, а слава богу... Да назначь меня хоть адмиралом... не бойсь, не ударю
лицом в грязь... Главное: здравый смысл!"
- Такой таблички у меня, по правде сказать, нет! - ответил, наконец,
дяденька и даже несколько сконфузился. - Но ты мне подал мысль... Я прикажу
составить такую... Как ты назвал?
- Диаграмма...
- Да, диаграмму... Завтра же велю сделать... Это в самом деле очень
просто и удобно... Вместо того чтобы справляться в списке о чиновниках, я
сейчас же взгляну на таблицу и... шабаш! Вполне благонадежный чиновник будет
обозначен лиловым кружком, просто благонадежный - синим, а внушающий
опасения - черным... Это, братец, отлично!..
Через два дня в кабинете прибавилась новая таблица, и дядя ликовал.
Показывая мне ее, он, впрочем, заметил:
- Конечно, табличка облегчает справки, но я и без нее отлично знаю,
каковы у меня подчиненные... Превосходно знаю. Выбор у нас не то, что в
других местах. Я сперва выисповедаю человека, и как он уйдет от меня, я его
насквозь понимаю... Конечно, кое-какие злоупотребления могут быть - тут
никто ничего не поделает - но чтобы хищение, систематическое хищение...
никогда!
- Трудно, дяденька, ручаться по нонешним вр



Назад