918a3b05     

Стальнов Илья - Ночь Пяти Стихий



Илья Стальнов
Ночь пяти стихий
ПРОЛОГ
Искра жизни. Энергия духа, стиснутая путами материи, заключенная в тюрьму судьбы. Это ты, человек, и ты думаешь, что вырываешь у вечности миг, чтобы сжечь его в радости и веселье, прожить в страданиях, оросив каждую минуту своим потом и кровью, или отдать тупости и праздности, скуке и унынию.

Но избранным дано видеть Цепь - возникающую из туманного прошлого и уходящую в неопределенное будущее последовательность событий. Тот, чей взор проникает в невидимое, сможет узреть Великие Круги, соприкасающиеся с земной юдолью, и тогда возвращаются Души, чтобы завершить незавершенное, преодолеть непреодоленное, заплатить незаплаченные долги.

Возвращаются ВЕЩИ - у них своя судьба, порой великая. И переходят из эпохи в эпоху немногие отмеченные высшей печатью Странники.
Связываются времена. Так однажды, проникнув взором в глубины своей души, как во вспышке молнии, на миг уничтожившей тьму и сорвавшей покровы прошлого, различишь ты, смертный, все, что уже было, и поймешь: ты живешь не просто так, бесцельно, а участвуешь в бесконечной и жестокой борьбе Добра и Зла. Борьбе, пролегающей через долины стран и душ, через пустыни времен.
АТЛАНТИДА. ЗАБАВЫ ПЛЕБСА
(11520 год до рождества Христова)
Высокий чернокожий дикарь бешено вращал огромной дубиной, отгоняя наседающих на него воинов страны Сахарных гор, вооруженных бронзовыми щитами и острыми мечами карнахской стали. Двое из нападавших уже валялись на земле, сбитые его мощными ударами.

Но оставшиеся не отступали. Хицейцев не страшила смерть, не страшила боль. Разве что-то может напугать артистов главного театра Великого города Перполиса? Нет. Их страх высушен, истолчен и развеян по ветру.

Жизнь артиста театра - это лишь вырванный у смерти миг.
Гиганта звали Джумба. Его год назад захватила в Черных землях галера наместника западной провинции Ахтаюб Кальмина - прославленного охотника за рабами. Джумба быстро стал достопримечательностью театра. Общее количество погибших от его руки уже перевалило за сотню.

А недавно он уложил на песок арены белокурого варвара, до того считавшегося непобедимым. Против него выставляли двоих противников, потом постепенно дошло до пятерых.

По окончании боя из каких-то своих соображений он с криком отрубал головы несчастным, и это восхищало публику еще больше, добавляя зрелищу остроту. Для плебса каждый спектакль с его участием был праздником.
Карлик-хицеец ринулся к Джумбе и в отчаянном рывке, уклонившись от дубины, пропорол гиганту руку. Он рассчитал все верно, кроме одного - не учел неописуемой мощи дикаря.

Для того дубина была что тростинка - он легко перекинул ее из одной руки в другую и играючи переломил хребет нападавшему. Действовал он молча. Ни боль, ни ранение, ни радость победы не могли заставить его говорить.

За все время пребывания в Перполисе от него не слышали и пяти слов.
Другой карлик сумел проскользнуть к дикарю и задел ему мечом ногу. Трибуны театра, вмещавшего триста тысяч человек, взревели... Плебс был недоволен своим любимцем.

Игрушка сегодня работала со сбоями. Джумба допустил уже несколько ошибок, и его бугрящаяся мышцами грудь, мощные руки были залиты кровью. Движения становились все менее уверенными.

Он уставал.
Да, Джумба ошибался, действовал не так сноровисто, но в конце концов перед ним оставалось всего лишь двое хицейцев - желтокожих обитателей далекой страны Сахарных гор. Они были отчаянные бойцы, но что могли противопоставить карлики неудержимому напору уроженца Черных земель?
На полминуты бойцы ра



Назад