918a3b05     

Стальнов Илья - Госпитальер 2



Илья Стальнов
ГИЛЬОТИНА ДЛЯ ГОСПИТАЛЬЕРА
Часть первая
ИЗ “ТЕМНЫХ МИРОВ”
Когда зазвучал пронзительный и противный сигнал, Никита Сомов не мог предположить, что в его двери стучится смерть.
Всю жизнь он боролся со сном, и, несмотря на явные преимущества своего могучего противника, умудрялся постоянно его побеждать. С детства он ненавидел, когда его поднимают среди ночи. Ему всегда казалось невозможным, что его вообще можно поднять раньше десяти утра.

И всю жизнь он послушно вставал в самую рань, когда этого требовали обстоятельства, что случалось достаточно часто. Всему виной доставшаяся ему одна из самых беспокойных работ - работа врача.
На сей раз схватка была короткая и ожесточенная. Сон крепко держал Сомова, но пронзительный и противный сигнал тревоги пульсировал на грани сна и яви, призывая - очнись. И Сомов очнулся.

Тяжело вздохнул, встряхнул головой, с трудом разлепил веки. Осведомился недовольно:
- Ну и какого дьявола?
Ответ от человека он услышать не рассчитывал. Ведь он был единственным представителем человечества среди андроидов-медикологов на большой станции, парящей в “ничейном космосе” на расстоянии трех светолет от ближайшей звезды.

Объект именовался ЭМЦ ГКОБ - экстренный медицинский центр Галактического комитета общей безопасности гуманоидных и негуманоидных миров. Автономный госпиталь предназначался для помощи представителям земных цивилизаций, оказать которую на планетах было затруднительно, для борьбы с особо опасными инфекциями и инфекциями неизвестного характера, с которыми предпочтительно иметь дело вдали от обитаемых планет. С другой стороны, госпиталь служил для лечения представителей нечеловеческих рас, одновременно являясь и исследовательским центром по биологии инопланетян.
Гигантское сооружение представляло собой технологическое чудо. Все, чего достигла медицина и компьютерная техника в Галактике, было представлено в ЭМЦ.
Госпиталь мог функционировать вообще без людей. Но давно известно: какая бы совершенная автоматика ни лечила пациента, доктора-человека ей не заменить. Притом такого человека, как Сомов.
Госпитальер поднялся с силового ложа, обозначенного световыми нитями, и шагнул в шар транспортера, предусмотрительно зависшего около кровати. Через две секунды стеклянный шар рассыпался, и Сомов очутился перед командным креслом комплекса - двухметровым коконом, опутанным сетью контакткабелей, висящим как бы в открытом космосе - на самом деле это СТ-экраны создавали такую иллюзию.
- Доклад, - потребовал госпитальер.
- В зону контроля вошел неизвестный звездолет, - хриплым басом комика Санкт-Петербургского театра классической комедии Аристофанова произнес компьютер. Сомов специально настроил комп на такую тональность - ему осточертели ласковые стандартные женские голоса компьютеров.
- Санитарный транспорт, наверное, - проговорил госпитальер. - Стоило из-за этого шум поднимать?
- На запросы экипаж неизвестного звездолета не отвечает, - сообщил компьютер. - Подает сигнал с контролькодом С-14.
- Может, заблудившийся странник? - задумчиво произнес Сомов.
Контрольный идентификационный код, предназначенный для опознавания медицинских транспортов, поменяли двадцать семь суток назад. Сегодня вместо С-14 действует С-15.

Но это не беда - такое время транспорт вполне мог провести в пути с периферийных планет, тогда бы его просто не успели оповестить о замене. Но все же госпитальер ощутил укол беспокойства. Интуиция подавала сигнал тревоги - такой же настойчивый и противный, как тот, который поднял его с по



Назад