918a3b05     

Стальнов Илья - Демоны Космоса



ДЕМОНЫ КОСМОСА
Илья СТАЛЬНОВ
Глава первая
ГОСТИ
- Санта Мария, - едва слышно прошептал капитан Рамирес, глядя на данные, ядовитой змеей выползающие на экран монитора. Он ощутил, что во рту все пересыхает.
В считанные мгновения центр противоракетной обороны США пришел в движение. Многочисленный персонал, слегка расслабившийся, утомленный заурядным, тягуче ползущим к естественному концу дежурством, тут же превратился в единый слаженный механизм.
Капитан Рамирес провел ладонью по покрывшемуся холодным потом лбу. В подземном бункере, скрытом под базальтовыми толщами горы Шоре в самом сердце штата Колорадо, каждый из более чем сотни военнослужащих ощущал, как его сердце будто кто-то стискивает холодными пальцами, и внутри молотом отдается заклинание: "Боевая тревога. Ракетная опасность"...
Цель засек выведенный год назад на орбиту двухтонный спутник "AFF-888". На его сверхчувствительные, охлаждаемые неоном и метаном мозаичные инфракрасные фотоприемники, сработанные из теллурита ртути и кадмия, поступила тревожная информация и тут же была перекинута в центр НОРАК.
- Пять неидентифицированных целей, - преодолев секундную слабость, четко, роняя слова, как гильзы на металлический пол, докладывал капитан Рамирес. Усилием воли он отметал от себя все постороннее и превращался в придаток к совершенной компьютерной системе, куда сходились данные с разбросанных по всей Земле систем раннего оповещения, с кружащихся над планетой спутников. - Координаты...

Высота... Траектория...
Все отскакивало от зубов.
- Отлично, - кивнул полковник Диксон. Этот старший офицер был венцом эволюции представителей военной системы Соединенных Штатов - подтянутый, жилистый, выглядящий гораздо моложе своих пятидесяти шести, несмотря на изъеденное морщинами строгое лицо.
К чему относилось это "отлично" капитан Рамирес не понял. Взглянув на полковника, он заметил, что у того глаза горят как-то торжественно. "Чертов маньяк", - подумал Рамирес, ощущая, что опять на него накатывает волна отчаяния, и сжал до белизны в пальцах жесткий подлокотник своего кресла.
Кто бы мог подумать, что этот банальный день, ничем не отличающийся от других дней затянувшейся теплой осени, принесет то, к чему тщательно готовили военнослужащих центра противоракетной обороны, придирчиво выбирая из множества кандидатов тех, кто обладал особенно устойчивой психикой. Но какая психика может смириться с этими словами, будто пришедшими из чистилища, - "Ракетная опасность.

Боевая тревога"... Никто не может быть готов к этому! Воображение помимо воли подсовывает картинки из много раз просмотренных на занятиях видеокадров испытаний ядерного оружия - сметаемые, как игрушки, взрывной волной танки, вспыхивающие, будто бумажные, дома, исчезающие в пламени куклы...

Куклы... Нет, кукол не будет. Будут настоящие люди. Люди, среди которых, может быть, окажутся и твои близкие.
"Стоп. Работай", - приказал себе капитан Рамирес.
- Скорость движения объектов - двадцать пять тысяч километров в час, - доложил он снова.
- Космическая скорость, - удовлетворенно произнес полковник Диксон.
Пять неидентифицированных объектов заходили с Аляски и шли в сторону Канады.
Полковник повернулся в зеленом кожаном крутящемся кресле с никелированными подлокотниками и нажал на широком, отделанном дорогим деревом пульте кнопку активизации засекреченной связи. Все действия, до слова и жеста, расписаны в инструкциях, отточены на многочисленных учениях. Доклад председателю Комитета начальников штабов. Потом - лично Президенту Соеди



Назад