918a3b05     

Стаднюк Иван - Страницы Биографии



Иван Фотиевич СТАДНЮК
СТРАНИЦЫ БИОГРАФИИ
Когда я работал в "Огоньке" (1965 - 1972 гг.), красные следопыты из
моего родного села пожаловались на меня главному редактору журнала за то,
что я никак не соберусь с силами и не напишу для их клуба свою биографию.
Так вот она и положила начало этим строкам о самом себе.
Родился я в селе Кордышивке, бывшего Вороновицкого (ныне Винницкого)
района Винницкой области в начале 1921 года (точная дата мне не известна),
однако во всех моих документах значится, что родился я в Женский день, 8
марта 1920 года. Кажется, эти "уточнения" сделал мой земляк Григорий
Павлович Юрчак в 1937 году, когда я брал у него, как секретаря сельрады,
метрику для поступления в Винницкий строительный техникум и мне, видимо,
не хватало возраста.
Разумеется, как и у всех детей, были у меня родители. Мать - Марина
Гордеевна (девичья фамилия Дубова) и отец - Фотий Исихиевич. Мать помню
смутно, так как она умерла в 1928 году, и даже фотографии ее не осталось:
мать была глубоко верующей и считала, что фотографироваться - великий
грех. Однако мне кто-то говорил, что видел ее на каком-то коллективном
снимке у кого-то из кордышивских Дубовых. Если бы разыскалась эта
фотография, для меня бы не было более драгоценного подарка.
Помню, как мать учила меня молиться богу; еще помню, как белила она
домотканое полотно, расстелив длинные дорожки на затравелом подворье, и мы
вдвоем с ней носили на коромысле из "Юхтымовой криницы" воду (она тяжело
болела, и даже одно ведро воды ей было не под силу).
Отец - Фотий Исихиевич - был человеком крутоватого нрава, но
справедливым. До коллективизации считался середняком, работал, как и все
тогда крестьяне, денно и нощно, а осенними и зимними вечерами еще и
сапожничал. Одним из первых вступил в колхоз, тяжело расставаясь с
Карьком, слепым на один глаз конем, и с возом на железных осях, для
приобретения которого долго копил деньги.
По рассказам старшего брата Якова, знаю, что мое рождение было для
родителей крайне желанным: нужен был "наследник", который бы со временем
взял на себя хозяйство. Дело в том, что из восьмерых детей в нашей семье
трое умерло. Еще в детстве умерли Архип и Явдоха, а в 1919 году умер
семинарист Демьян. Из сыновей оставались Яков и Борис. Но Яков "выбился в
люди" - выучился и пошел учительствовать, а Борис после женитьбы отделился
на "садыбу"*. Сестра Фанаска вышла замуж и переселилась на хутор
Арсеновка, а сестра Афия поступила на рабфак. Таким образом, мне была
уготована участь принять от отца хозяйство и стать хлеборобом.
_______________
* С а д ы б а - клин земли, примыкающий к огородам села (укр.).
В 1928 году поступил я в начальную школу, которая стояла на бугре
рядом с церковью. Когда-то это была "попова хата", в ней две комнаты, и в
каждой комнате училось по два класса. На все четыре класса у нас был
только один учитель - Зискин Ефим Моисеевич. Но звали мы его "Прошу" (так
обращались к нему, подняв руку), и многие полагали, что это его имя. Все
мы любили своего первого учителя, изо всех сил старались заслужить его
похвалу; весной он водил нас в лес и будто заново открывал перед нами мир,
рассказывая о растениях, деревьях, птицах. Зискин пророчил мне будущность
художника, так как на уроках, которые иногда давал нам сельский живописец
Иван Емельянович Стаднюк, по прозвищу Казанский, у меня очень хорошо
получались кувшин, графин и красноармеец. Правда, красноармейца мы с Федей
Стаднюком скопировали, кажется из календаря.
Мне



Назад