918a3b05     

Стаднюк Иван - Следопыты



Иван Фотиевич СТАДНЮК
СЛЕДОПЫТЫ
СЕРЖАНТ ПЛАТОНОВ
Сержанту Ивану Платонову не повезло. Как ни добивался, а вернуться в
родной полк после лечения в госпитале ему не удалось. И вот он в штабе
незнакомого полка получил бумажку, в которой написано, что сержант
Платонов назначается во взвод пешей разведки на должность командира
отделения.
По скользким ступенькам он вышел из землянки помощника начальника
штаба, щеголеватого капитана, и оглянулся вокруг. Среди густого соснового
леса возвышались замаскированные накаты блиндажей и землянок.
«Обжитое местечко», — подумал Иван, примечая заржавелые
трубы-дымоходы, жердевые дорожки, выстеленные по раскисшей земле, стопки
свеженаколотых дров у зияющих темнотой дыр — входов в лесные жилища. Он
прислушался. Дыхание переднего края отчетливо доносилось сюда. Где-то
далеко грохали разрывы мин, приглушенно бухал крупнокалиберный пулемет,
высоко в небе надрывно, с придыханием гудел немецкий самолет-разведчик. И
вдруг среди этих грозных звуков Платонов совсем рядом услышал тоненькое и
звонкое: «тень-тень-тень!»
«Пеночка! — догадался Иван и тут же разглядел на сосновой ветке
желтовато-белесую грудку лесной пичужки. — Уже прилетела! Как у нас, в
тайге...»
Веселое, беззаботное теньканье пеночки точно встряхнуло Платонова.
Кажется, он только сейчас заметил, что вокруг в полном разгаре весна. И
его лицо, широкое, курносое, с острыми живыми глазами под рыжей
взлохмаченной щетиной бровей, посветлело; распрямились чуть сутулые плечи.
Сержант закинул за спину вещевой мешок с нехитрыми солдатскими
пожитками и пошел искать землянку разведчиков. Она, как сказал ему
помощник начальника штаба, находилась где-то по ту сторону дороги.
На дороге, которая, огибая землянки, убегала в глубь леса, стояла
легковая машина. Возле нее топтался шофер — высокий худощавый парень в
синем комбинезоне. Увидев Платонова, шофер окликнул его:
— Дорогуша, дай-ка спичечку — прикурить нечем!
Платонов подошел к машине. Не торопясь засунул руку в карман, достал
зажигалку, энергично крутнул большим пальцем колесико с насечкой и,
поднося зажигалку шоферу, назидательно сказал:
— Огонек у солдата всегда должен быть.
Шофер прикуривал долго, старательно (видать, сырой табак завернул),
потом сделал несколько глубоких затяжек и лишь после этого удостоил
сержанта беглым, коротким взглядом:
— Учитель выискался!
Платонов спрятал зажигалку и укоризненно посмотрел шоферу в лицо —
молодое, с нагловатыми и чуть навыкате глазами.
— Учить-то тебя нужно. Да построже! Вот ты возишь своего начальника
и, кроме баранки, ничего не хочешь знать. Хоть бы грязь от блиндажа
отгреб. Нога небось больная у него?..
— А вы что же, бывали возле моей землянки? — услышал вдруг Платонов
голос за своей спиной.
Иван повернулся и увидел перед собой высокого, худощавого мужчину в
коричневой кожанке до колен. Под кожанкой над голенищами сапог разглядел
генеральский лампас. Это был командир дивизии Чернядьев.
— И откуда вам, товарищ сержант, известно, что у меня нога болит? — В
голосе генерала чувствовалось любопытство.
Поборов минутное замешательство, Платонов выпрямился и ответил:
— Я, товарищ генерал, сибиряк-охотник.
— Ну и что же?
— Умею немного читать написанное на земле.
— Где же вы прочитали, что возле моей землянки еще не просохло?
— А вот глина на подножке машины. След сапога тоже в глине — Платонов
указал на нерастаявший пласт почерневшего снега, куда ступал генерал,
выйдя из «эмки»
— А о ноге?.. — все больше заинтере



Назад