918a3b05     

Стаднюк Иван - Поле Исканий



Иван Фотиевич СТАДНЮК
ПОЛЕ ИСКАНИЙ
Уже два десятка лет я пишу о сорок первом годе - самом трагическом и
героическом периоде Великой Отечественной войны. Многие события на
Западном фронте видел и пережил лично и испытал там наиболее глубокие,
незабываемые душевные потрясения. А затем сама жизнь по необъяснимым
закономерностям ставила меня в ситуации или сталкивала с такими людьми,
которые в совокупности дополняли и обогащали накопленный "строительный"
литературный материал, помогали своим вторжением развивать драматургию
создаваемого, прояснять подчас самые сложные события того тяжкого времени.
Благодарю судьбу, что она в ряду многих других подарила мне одну
особенно памятную встречу - с легендарным человеком, талантливейшим
полководцем маршалом Тимошенко Семеном Константиновичем. Было это в 1959
году в Минске. Тогда на "Беларусьфильме" экранизировалась моя повесть
"Человек не сдается" - снимался первый в нашем кинематографе фильм о самом
начальном периоде войны. Редактором фильма был известный белорусский поэт
и мой друг Аркадий Кулешов. И вот руководство студии поручило ему и мне
обратиться о просьбой к командующему войсками Белорусского военного округа
маршалу Тимошенко с просьбой выделить для участия в батальных сценах
будущего фильма определенное количество войск, боевой техники, назначить
военного консультанта и разрешить вести натурные съемки на одном из
окружных полигонов. Министр культуры БССР Микола Садкович вручил нам
официальное письмо, и мы отправились в штаб военного округа.
Дежурный по приемной командующего извинительно предупредил нас, что у
маршала очень много дел и он может уделить нам всего лишь несколько минут.
С естественным волнением вошли мы в кабинет легендарного человека. Он
сидел за столом и читал какую-то бумагу. На наше приветствие поднял лицо -
такое знакомое по портретам и фотографиям! Мы представились: мол, писатели
такие-то. В утомленных глазах Семена Константиновича мелькнуло удивление.
Может, потому, что я был в полковничьей форме. Затем он остановил взгляд
на Аркадии Кулешове и как-то бесстрастно, однако утвердительно спросил:
- Поэма "Знамя бригады"?
- И многое другое, - со скрытой гордостью за товарища брякнул я, -
Лауреат...
Маршал перевел взгляд на меня, и я осекся.
- А среди военных писателей вашей фамилии не помню, - сказал он.
Я со времен войны был наслышан, что маршал Тимошенко вообще не очень
ласков с пишущей братией, и поэтому, как утверждали иные, его имя не столь
широко запечатлено в литературе и журналистике. Внутренне подобравшись и с
трудом преодолевая робость, которая укоренилась во мне перед высоким
военным начальством еще в годы солдатской и курсантской службы, я положил
на стол командующего письмо министра культуры и коротко высказал просьбу
киностудии.
- О чем фильм? - хмуро спросил маршал, склонив голову.
- О первых неделях войны, - бойко ответил я.
- А что вы знаете о начале войны... - В словах маршала прозвучали
горечь и раздражение. - Ничего вы толком не можете знать.
И тут меня захлестнула обида, я не сдержался и неожиданно для себя
выпалил:
- Товарищ Маршал Советского Союза! Я все знаю о начале войны, что
может знать средний командир, прошедший от границы до Москвы!.. От первого
артналета немцев...
Маршал откинулся на спинку кресла и посмотрел на меня долгим и
суровым взглядом. Затем не без интереса спросил:
- Вы в какой армии служили?
- В десятой... Семнадцатый механизированный корпус генерала Петрова.
- В какой части?
-



Назад