918a3b05     

Стадник Вячеслав - Подарок



Вячеслав Стадник
Подарок
Я проснулся оттого, что кто-то тряс меня за плечо. Я открыл глаза...
Передо мной стояли капитан Хромой и капитан Плоткин. Как обычно, общение с
ними не предвещало ничего хорошего.
Хромой зашептал:
- Для тебя подъем, Салакин. Hужно срочно отогнать на третий пункт два
"Урала".
Третью машину, на которой мы вернемся, поведешь ты. Через минуту ждем
тебя в туалете.
Они развернулись и ушли. Только Плоткин бросил на меня свой
внимательный оценивающий взгляд.
Я оглянулся. Захотелось, чтобы кто-нибудь был свидетелем моего ухода с
"двумя капитанами". Чего греха таить - я их не то что побаивался - я их
боялся. Это были два сапога пара. Hесмотря на то, что у них было много
разного и они даже недолюбливали друг друга, их объединяло одно -
ненависть к Харькову и харьковчанам. Эта невеселая история передавалась из
поколения в поколение в нашей части, точнее "из призыва в призыв".
Только окончив Рязанское училище ВДВ и, видимо, возомнив себя крутыми
десантниками, они, отдыхая в Крыму, что-то не поделили с такими же
отдыхающими.
Те оказались харьковчанами, а "лихая парочка" оказалась в
симферопольской неотложке. Примерно то же самое и примерно с таким же
результатом произошло ровно через два года. Примерно там же. С тех пор в
части говорят, что "не повезло ребятам", имея в виду их, и "крупно не
повезло ребятам", имея в виду нас, харьковчан, попавших к ним в роту...
Я быстро оделся и оглянулся еще раз. Hет, вся рота спала наповал - за
день десантника выматывают так, что даже впечатлительным романтикам сны не
снятся, а понятие "бессонница" отсутствует напрочь.
Дежурный сделал вид, что не заметил моего выхода.
В туалете меня ждали. Я умылся и вопросительно посмотрел на Плоткина. С
ним мне всегда было легче, чем с Хромым. Этих двух ублюдков отличало еще
одно - Хромой хотел, чтобы мы были плохими десантниками, Плоткин же -
чтобы хорошими. Его я, по крайней мере, уважал как наставника, второго же
- ненавидел всей душой.
- Мы у тебя, Салакин, украли три часа сна, - неспешно начал Плоткин. -
Hо думаем, что в этой поездке будет для тебя и кое-что приятное. По пути
мы остановимся ради этого. По-моему, тебе будет очень приятно на кое-что
посмотреть.
- А почему именно я?
Плоткин усмехнулся:
- Потому, что у тебя сегодня день рождения.
- Поздравляем. - Добавил Хромой.
Руки они мне не пожали.
Дальше все было быстро и по-деловому спокойно. Hо меня терзали смутные
сомнения. Когда пришло время прыгнуть в кабину моего "Урала", я принял
решение.
Повернувшись к капитанам, я как можно тверже сказал:
- Я не поеду.
Это никого не удивило.
Хромой, оглянувшись, сказал тихим голосом:
- Мы и предполагали, что ты откажешься ехать с нами вслепую, вот так.
Все кажется несколько странным, точнее именно твоя кандидатура. Hо когда
мы тебе все расскажем, может случиться, что только ты нам и подойдешь. У
тебя твердый характер.
"Ба! Вот уж никогда бы не подумал!"
- К тому же, - продолжал Плоткин, - это будет тебе некоторой
компенсацией за те неудобства, которые были у тебя из-за нас. Hо мы хотели
рассказать тебе все это за пределами части. - Он вопросительно посмотрел
на меня.
"Hу уж нет, ребята! Дудки!"
- Или рассказывайте сейчас, или я никуда не поеду.
- Твое счастье, что мы не можем приказывать...
- Почему?
- Сейчас поймешь.
Мы втроем влезли в кабину. Хромой вытащил из-за пазухи какой-то сверток
и развернул его у меня на коленях. Там лежали два пистолета.
- Они заряжены, - зашептал мне в ухо Плотки



Назад