918a3b05     

Спинакер Артур - Торус



   Артур СПИНАКЕР
  
   ТОРУС
   Книга первая
  
  Аннотация:
Одинокий ночной водитель становится свидетелем аварии. Подойдя к разбившейся машине, он видит два трупа и сумку, полную долларов...
   Глава 1
  
   Виктор Сергеевич Торусев, сорока четырех лет от роду, сидел за рулем старой, как три рубля, "копейки" и ждал. Он ждал уже двадцать пять минут и внутренний голос неоднократно говорил ему о том, что можно уезжать.

Никто не выйдет из подъезда двенадцатиэтажного дома и не вынесет обещанные триста рублей. Молодой человек с девушкой, которые демонстративно шуршали стодолларовыми купюрами по дороге в Сестрорецк, в конце пути вдруг обнаружили, что у них нет с собой русских денег, и, оставив в залог небольшую пузатую сумку, пошли наверх, пообещав тут же вернуться и рассчитаться. При этом они убедительно просили не уезжать и сумку не увозить.
   Торус, а именно так звали Виктора те, кто знал его близко, покосился на оставленную пассажирами сумку и, вздохнув, вытащил из пачки сигарету. По крыше машины уютно барабанил дождь, ручейки воды прихотливо извивались на лобовом стекле, а Торус курил и думал о том, как он докатился до жизни такой.
   Еще год назад он и представить себе не мог, что будет в погоне за нелегким и совсем не длинным рублем ездить по Городу на ржавой "копейке", внимательно следя за тем, не протянет ли кто-нибудь с тротуара вытянутую руку. Год назад он был уверен в том, что дело, которым они занимались вместе с его старым школьным товарищем, даст ожидаемые плоды и настанет, наконец, то благословенное время, когда можно будет не думать о том, где взять деньги на сигареты, на бензин, на прочее необходимое, а также на личную жизнь. Ведь даже для того, чтобы принести любимой женщине цветы, нужно купить их за деньги.
   Торус мотнул головой, как бы отгоняя севшего на нос комара, и снова посмотрел на сумку.
   "Ну что тут рассуждать, - подумал он,  кинули и кинули. В первый раз, что ли? Да и не в последний, наверное..."
   Он решительно подтянул сумку к себе и взялся за замок молнии. В голове мелькнуло: "а нет ли там случайно бомбы?", но отогнав эту мысль, как явно абсурдную, Торус решительно расстегнул молнию и, как и ожидалось, увидел, что сумка набита мятыми газетами.
   Выругавшись, он открыл дверь, выкинул сумку из машины и завел двигатель. Взглянув в последний раз на уходящую в небо стену двенадцатиэтажки, размеченную темными и яркими окнами, Торус врубил передачу и резко развернулся перед подъездом.
   - Тьфу на вас, жабы поганые! - произнес он в сторону ничего не ответившего дома и нажал на газ. Впереди была черная и блестящая от ночного дождя лента Приозерской трассы, ведущая в Город.
  
   Торус не торопясь ехал по ночной трассе и размышлял о превратностях российской жизни. Старая "копейка" уютно журчала двигателем и дворники лениво сгоняли со стекла воду.
   В зеркале заднего вида неожиданно вспыхнул слепящий свет, быстро переместился в левое зеркало и старую "копейку", качнув ее воздушной волной, со свистом обошел черный толстый "Лексус".
   "Ну совсем мозга у человека нет, - подумал Торус, - по мокрой дороге, да под двести!"
   А в том, что "Лексус" поливал под двести, не было никакого сомнения. Задние фонари обогнавшей Торуса машины стремительно уменьшались. Дорога впереди плавно уходила влево и "Лексус", как на гоночной трассе, грамотно переместился к левой бровке.
   И тут произошло то, чего, собственно, и следовало ожидать. Но только Торус совсем не был готов к тому, что это произойдет прямо



Назад