918a3b05     

Сотников Владимир - У Сыщиков Каникул Не Бывает



Владимир СОТНИКОВ
У СЫЩИКОВ КАНИКУЛ НЕ БЫВАЕТ
Глава I
БЕЗЖАЛОСТНЫЙ ОХОТНИК
- И никакой Останкинской башни не надо! Вся Москва как на ладони, -
приговаривал Саня, устанавливая телескоп прямо на своем балконе.
Телескоп не телескоп, но у цейсовской подзорной трубы было
тридцатикратное увеличение. Ее подарили Саниному отцу сотрудники какой-то
горной обсерватории, про которых он написал статью в газету "Известия".
Поэтому трубу вполне можно было считать телескопом.
Саня уловил в окуляре купол Храма Христа Спасителя, Кремлевские башни.
Вид был что надо! Даже далекие птицы пролетали, казалось, перед самыми
глазами.
Он с трудом оторвался от окуляра:
- Все, Пашка, теперь ты всю Москву изучишь сверху, что называется, с
птичьего полета. Можно и по городу не шляться. Разве только выбегать иногда
за мороженым.
Насчет того, что можно не шляться по городу, Саня, конечно, шутил.
Все-таки Пашка не каждый день приезжает в Москву, зачем же ему в квартире
сидеть? А мороженое - оно и в Караваеве мороженое.
Пашка прильнул к трубе. Что и говорить, завидовал он Сане! Квартира
Чибисовых находилась на последнем, семнадцатом этаже высотки, стоявшей на
углу Садовой-Триумфальной улицы и Малой Дмитровки. Вид с углового балкона
охватывал пол-Москвы. Даже Останкинская башня была видна. Но конечно, имея
такую трубу, уже не обязательно на эту башню карабкаться.
Накануне Пашкиного приезда Саня и так долго мучился, составляя по
маминому заданию "культурную программу" весенних каникул. Времени-то всего
неделя, попробуй все успеть! Тем более что у родителей свои представления о
том, что интересно, а что нет.
- Ну мам, - уговаривал Саня, - зачем обязательно в Пушкинский музей?
Там же западноевропейское искусство. Мы его уже в Швейцарии посмотрели!
Швейцария ведь как раз Западная Европа.
- Боже мой, до чего дремучий у меня ребенок! - возмущалась мама. -
Если бы Пауль знал, что ты такой, он ни за что не пригласил бы тебя в
гости. Швейцария одно, а Пушкинский - совсем другое. Там уникальная
коллекция, там Рембрандт, Рубенс, Роден в конце концов!
Саня вздохнул и решил, что с мамой лучше на эту тему не спорить. А то
еще, чего доброго, решит сама сводить их с Пашкой в музей, как мелочь
какую-нибудь. Ему-то казалось, что когда они с Пашкой были в гостях у Пауля
в Швейцарии, то уже посмотрели картины Рубенса. Или Рембрандта? Да и
вообще, дед Пауля Андрей Белоярцев тоже был художником. Его картины Саня с
Пашкой нашли в полуразрушенной церкви возле Караваева. Пауль потому и
пригласил их к себе в гости. Так что произведений искусства они
насмотрелись предостаточно!
- И потом, - заявила мама, - почему ты решаешь за Пашу? Я уверена, что
он с удовольствием пойдет в музей! Меня и папа его просил, чтобы я за этим
проследила.
- Пойдет, пойдет, - дипломатично произнес Саня, а про себя подумал: "В
Пушкинском хоть мумия египетская есть. Это даже Пашке интересно будет".
Все-таки лучше не объяснять маме, что они с Пашкой давно уже
договорились непременно сходить в цирк на Цветном бульваре, а остальное -
как получится.
Одним словом, на экскурсию по осмотру всех московских
достопримечательностей времени не оставалось. Вот Саня и нашел выход,
вспомнив о телескопе.
Ребята оделись потеплее. Все-таки наверху холодно, а погодка совсем не
майская. Конец марта в Москве - это ещё почти зима. Даже недотаявшие
сосульки кое-где свисают с крыш.
- Мы можем даже Службе спасения помочь, если что, - засмеялся Саня. -
Увидим какого-нибудь котенка, застрявше



Назад