918a3b05     

Сотников Владимир - Похищение Лунного Камня



Владимир СОТНИКОВ
ПОХИЩЕНИЕ ЛУННОГО КАМНЯ
Часть первая
Глава I
ВНЕЗАПНОЕ ИСЧЕЗНОВЕНИЕ ГРУСТИ И ПЕЧАЛИ
Был конец августа. А в это время все живые существа, даже самая что ни
на есть шустрая девчонка Вилька, становятся грустными. Потому что жалко уже
почти ушедшего лета, жалко минувших веселых денечков.
И ничего не хочется делать. А что сделаешь, что придумаешь для того
чтобы жизнь стала интересной и увлекательной, если этой жизни осталось
совсем ничего? То есть, конечно, не всей жизни, а только самой лучшей её
части - каникул. Но это мало что меняет. Одним словом, последние дни лета
навевали грусть и печаль.
Вот с такими невеселыми мыслями двигались Петич и Вилька в
пространстве, почти не различая дороги. Немножко-то они её, конечно,
различали. Потому что в этом месте, если не смотреть под ноги, сам черт
ногу сломит.
- Интересно, - задумчиво пробормотал Петич, - почему так говорят?
- Ты это о чем? - спросила Вилька.
- Поговорка есть: "Черт ногу сломит". А кто его видел, черта? Может, у
него лапы? Ты над этим не задумывалась?
- Больше мне нечего делать, - недовольно хмыкнула Вилька, опасливо
озираясь по сторонам. - Смотри, накличешь беду. В таком неуютном месте
этого ч... - тьфу, сама чуть не сказала! - поминаешь...
- Тьфу, тьфу, тьфу, - отчетливо сплюнул через левое плечо Петич. И
все-таки не удержался: - Извини, чертик, за такое неласковое обращение.
Всегда надо плюнуть в тебя три раза, а то надоел ты до чертиков. Ой!
Петич закрыл рот ладонью, как дети в передаче "Устами младенца", когда
случайно проговариваются, произнося запретное слово.
Вилька смолчала. Лучше оставить эту тему! Как ни крути, как ни ругай
черта, плюй ему в самые глаза, или, наоборот, расхваливай его - результат
может быть только один. Чертыхнешься в сердцах, или, наоборот, скажешь:
"Вот черт, как здорово!" - и этого уже достаточно для неприятностей. Так
что лучше вовсе не упоминать его. Этого самого - даже и молча назвать его
не хочется.
- Долго ещё идти-то? - недовольно пробурчал Петич и тяжело вздохнул.
Во вздохе этом чувствовалась обида. Это он-то может накликать беду?
Достаточно было Петичу услышать в свой адрес хоть самое легкое замечание,
настроение у него сразу пропадало. А сейчас его и так не было, настроения.
- Странно, рядом с тобой ни капельки страха не чувствую! - бросив на
Петича быстрый взгляд, сказала Вилька.
Петичевы настроения Вилька читала по его лицу, как по открытой книге.
Не зря мама говорила, что мужчину понять вообще-то нетрудно, если
относиться к нему по-доброму. А уж тем более нетрудно Вильке понять Петича
- своего самого хорошего, если считать вместе с Лариком, друга.
Петич отмахнулся:
- Да чего тут бояться? Хоть со мной, хоть без меня.
Они вошли под новый мост московской кольцевой дороги, совсем недавно
перекинутый над небольшой речкой Сходней. "Перекинутый" - слишком сильно
сказано, потому что мост просто проглотил речку, вобрал её в себя, как в
тоннель. Два узеньких тротуарчика по сторонам, между ними - стремительная
вода, а над головой неостановимый грохот проносящихся машин.
Петич остановился, повертел головой.
- Да здесь за пять минут с ума сойти можно от грохота! А за десять -
точно память сотрется, как у компьютера во время проблемы-2000. Забудешь
сразу имена все и клички. А как же ты ходишь к этому своему художнику?
- Я к нему езжу на автобусе. Вот как раз бы сейчас над твоей головой
проезжала, память твою стирала.
- Ну и сегодня поехала бы, - пробурчал Петич. - Целый день поч



Назад