918a3b05     

Сотников Владимир - Кто Похитил Робинзона



Владимир СОТНИКОВ
КТО ПОХИТИЛ РОБИНЗОНА?
Часть I
Глава I
СКУЧНО НЕ БУДЕТ!
Ларик с Петичем не отрывались от иллюминатора самолета. Острова в
океане выглядели зелеными листьями кувшинок на светло-голубой поверхности
воды. Вот яркие пятна закачались - это самолет начал крениться то в одну,
то в другую сторону - и стали увеличиваться с каждой минутой.
- Наконец-то! - выдохнул Петич. - Прилетели.
И сразу же захлопнул рот ладонью. Нет, ничему не научили его
собственные ошибки! Не прилетели, совсем ещё не прилетели они, и нечего зря
болтать! Сколько раз вот так Петич опережал события, и события эти, мягко
говоря, прекращались. Ехали они, например, с родителями однажды на вокзал -
и на полдороги Петич, взглянув на часы, сказал: "Хорошо, не опоздали!"
Через минуту их машина стояла в такой пробке, что они не только опоздали на
поезд, но и домой с трудом добрались. Но это не самое страшное в жизни. А
вот останавливаться в самолете Петичу ещё ни разу не приходилось. Наверное,
не очень приятное занятие.
Он покосился на Ларика. Но тот даже не заметил всех страхов и
переживаний друга - смотрел, не отрываясь, на приближающиеся острова, на
которых уже можно было отчетливо различить пальмы с листьями-опахалами.
Но по выступившим у него на носу капелькам пота можно было определить,
что волнуется Ларик ничуть не меньше Петича. Еще бы! Под ними самые
настоящие Мальдивские острова! Одно название чего стоит. А если подумать о
том, что на этих островах им придется провести целых пятнадцать дней, то
что можно добавить к этой счастливой мысли? Ничего. Ларик вообще считал,
что счастливые люди немножко глупые. Потому что ни о чем, кроме своего
счастья, подумать не могут. Вот и он сейчас чувствовал себя глупым и
счастливым, что в его понимании было почти одно и то же.
- А куда же мы приземлимся? - шепнул он, указывая глазами на
приближающийся островок, весь покрытый зеленью. - Ведь никакого
аэродрома...
Петич заерзал на сиденье, насколько позволял ему ремень безопасности.
- Лучше, по-моему, помолчать, чем всякие глупости спрашивать, -
пробормотал он. - Что мы, на разведку летим? Открываем новые земли? Значит,
впереди где-то остров с аэродромом. И вообще, Ларион, в самолете перед
посадкой люди помалкивают.
Действительно, под ними проплыл один зеленый островок, второй, третий
- и впереди открылся остров с домами, дорогами. А самое главное, почти на
всю длину острова тянулась вдоль океана взлетно-посадочная полоса.
- Ну что, говорил я тебе. - Петич толкнул Ларика, нарушая объявленный
им же самим закон молчания. - Волнуешься как ребенок. Вот что значит давно
на самолете летать.
Кто-нибудь другой на месте Ларика обязательно обиделся бы на эти
слова. Но ведь это была правда. А на правду Ларик не обижался никогда, даже
если очень хотелось. По крайней мере, ему казалось, что у него это
получается. Если и мог он на что-то обидеться, то на сравнение с ребенком.
А вот на самолете он действительно летал давно. Еще в детстве, когда
родители возили его в Крым.
Но вот уже самолет понесся на бешеной скорости на уровне пальм, и уже
никто из пассажиров, даже если бы захотел, не смог бы произнести ни слова.
Потому что от красоты и скорости все просто онемели.
Самолет коснулся колесами земли, вздрогнул и стремительно покатился по
посадочной полосе. Пассажиры дружно зааплодировали.
- Зачем это? - удивленно спросил Ларик.
До сих пор он слышал аплодисменты только в папином театре.
- Так положено, - объяснил Петич. - Летчиков благод



Назад