918a3b05 снять проститутку негритянку. |     

Сотник Юрий - Приключение Не Удалось



Юрий Сотник
Приключение не удалось
I
Для шестилетнего Вовки не было большего мучения, чем оставаться дома
наедине с сестрой Варей. Ему хотелось плакать всякий раз, когда мама, уходя,
говорила:
- Итак, Варя, ты сегодня в доме за старшую. Смотри за Вовкой. А ты, Вова,
дай мне слово, что будешь во всем слушаться Варю.
Варя уже почти месяц училась в четвертом классе. Куклы ее больше не
интересовали, поэтому она все свое внимание перенесла на братишку. Оставаясь
за старшую, она с таким рвением занималась уходом за Вовкой и его воспитанием,
что у того, как говорится, темнело в глазах. То она стригла ему ногти, и без
того короткие, то чистила на нем костюм, больно стукая щеткой по бокам и по
спине, то вдруг заявляла, что у Вовки, "должно быть, жар", и заставляла его
подолгу вылеживать с градусником под ворохом теплых одеял. Чтобы Вовка не
избаловался, она в обращении с ним придерживалась двух очень простых правил:
а) чего бы он ни захотел и о чем бы ни попросил, ни в коем случае ему этого не
разрешать; б) как можно чаще делать ему замечания.
В то воскресенье Вовке пришлось особенно туго. Отец был в командировке,
мама с утра уехала в деревню к внезапно заболевшей бабушке, предупредив, что
вернется только через несколько дней. Варя, Вовка и их старший брат Федя
остались в доме одни, и Варя вовсю развернула свою педагогическую
деятельность.
Они обедали с Вовкой вдвоем, потому что Федя ушел прогуляться с приятелями
и куда-то запропал. Варя, одетая в голубой сарафанчик, сидела напротив
братишки, вытянувшись, прижав локти к бокам, подняв голову с прозрачной
золотистой челкой на лбу и куцыми, связанными на затылке косичками. Постукивая
ножом по краю тарелки, она говорила мягко, но очень внушительно:
- Ну кто так держит вилку? Вовонька, ну кто так держит вилку? А? Как мама
тебя учила держать вилку?
Вовка подавил судорожный вздох, тоскливо взглянул на вилку, зажатую в
кулаке, и долго вертел ее, прежде чем взять правильно. И без того маленький,
он так съежился, что подбородок и нос его скрылись за краем стола, а над
тарелкой остались только большой, пятнистый от загара лоб да два грустных
серых глаза.
- Не горбись, - мягко сказала Варя. - Вот будешь горбиться и вырастешь
сутулым. Вовонька, я кому говорю!
Вовка выпрямлялся медленно, постепенно, словно его тянула за шею невидимая
веревка.
Варя взглянула на стенные часы, потом подошла к раскрытому окну и,
высунувшись в него, посмотрела в одну сторону улицы, в другую...
- Безобразие прямо! Федька гуляет себе как барин, а мне ему обед потом
снова разогревать!
Пока Варя обозревала улицу, Вовка проделал следующий маневр: он торопливо
затолкал в рот все оставшиеся на тарелке куски помидоров, картошки, лука так,
что щеки его раздулись до предела, затем глотнул, подумал было, что пришел ему
конец, затем глотнул еще раз, потом еще... И, тяжело дыша, с покрасневшими
глазами обратился к Варе:
- Варь!.. Я уже покушал. Варя, я можно пойду Федю поищу?
Варя снова подошла к столу:
- А что нужно сказать, когда покушал?
- Варя, спасибо, я уже покушал, спасибо! - отчаянно заторопился Вовка. -
Варя, я можно пойду на улицу?
- Лишнее это, - отрезала Варя и, подумав, добавила: - У тебя шея грязная.
Сейчас будем шею мыть. Ужас, до чего запустили ребенка!
Вовка помертвел. Мытье шеи было самой страшной процедурой, которую сестра
учиняла над ним в отсутствие родителей. В таких случаях Вовка подолгу стоял
без рубашки, положив шею на край фаянсового умывальника, а Варя терла, т



Назад