918a3b05     

Соротокина Нина - Гардемарины, Вперед 4



НИНА СОРОТОКИНА.
"ГАРДЕМАРИНЫ, ВПЕРЕД!"
КНИГА ЧЕТВЕРТАЯ
"ЗАКОН ПАРНОСТИ"
* ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. КЕНИГСБЕРГ *
Мнимый опекун
Мелитрисе нравился Лядащев. Нет, право, лучшего попутчика в этой
нелепой поездке трудно было себе представить. Несмотря на возраст, ведь это
уже старость - сорок лет! - Василий Федорович умудрялся быть красивым и
элегантным, и наружность его служила как бы приправой к их несколько
постным, чопорным разговорам. И, конечно, Мелитриса была благодарна за то,
что Лядащев ни разу не позволил себе обмолвиться, даже намеком показать, что
гайдуки на запятках вовсе не гайдуки, а солдаты, а четверо гусар верхами
вовсе не свита - охрана, а сама она не беспечная путешественница, а
пленница, и даже хуже того - завербованный агент.
Он говорил ей насмешливо и высокопарно:
- Не огорчайтесь, милая барышня... Вы позволите мне так вас называть?
Время- лучший лекарь. Вслушайтесь в его безмолвный плеск. Река забвения
уносит каждый миг ваших горестей. Умирают секунды, и вы умираете вместе с
ними... чтобы родиться вновь,- он вздыхал то ли томно, то ли насмешливо.-
А можно и так сказать: придет время, будет и пора.
Сидевшая рядом Фаина в неизменной своей оранжевой епанечке с вытертым
куньим мехом и накрепко привязанной к голове шляпе испуганно поглядывала на
Лядащева. Она знала, что господин этот есть очень высокая шишка, человек для
нее недосягаемый, посему боялась его, млела от чести находиться рядом, но не
смела высказывать своих чувств, и только сильно накрахмаленные васильки,
которыми ради весны украсила она свою шляпу, согласно и верноподданически
кивали на ухабах, вторя ее мыслям.
- Драгоценная Мелитриса Николаевна,-продолжал Лядащев,- позвольте
совет... Стряхивайте с себя неприятности, как собака стряхивает капли воды,
выходя на берег. Где ваша улыбка, черт побери?
Мелитриса не обижалась на эти слишком вольные замечания. Несмотря на
явную грубость, в них звучала доброта. Ясно, он хотел утешить.
Наученная горьким опытом, Мелитриса не задавала вопросов. После своего
неудачного побега в апреле она согласилась со всем, что предложил ей
неутомимый страж Аким Анатольевич. Разногласия возникли лишь по одному
поводу - какую роль будет играть сопровождающий ее Лядащев. Естественно,
первой Акиму пришла в голову мысль сделать Василия Федоровича "батюшкой".
- Нет,- сказала Мелитриса.- Мой отец убит. И я никого и никогда не
буду называть его именем.
- Тогда господин Лядащев может поехать в качестве вашего опекуна.
- Нет, опекун у меня уже есть.
Аким Анатольевич начал проявлять нервозность.
- Но ведь это все легенда... придумка, сочиненная для отвода глаз
судьба ваша!
- Я никому не хочу отводить глаза, а ваш Лядащев может ехать со мной в
качестве Лядащева. Я думаю, никому до этого нет дела.
- А вот и ошибаетесь,- в возгласе Акима прозвучало откровенное
злорадство.- Для всех Василий Федорович будет выглядеть как ваш
соблазнитель!
К глубокому удивлению следователя, Мелитриса согласилась на этот
вариант, главное, чтобы светлые .образы опекуна и отца оставили в покое.
Более того, после жарких и продолжительных дебатов сам Аким Анатольевич
согласился, что как бы Мелитриса ни называла Лядащева, обыватель все равно
будет подозревать .любовную интрижку, сам облик Василия Федоровича очень к
этому располагал.
- Как хотите, так и называйте... хоть горшком, только в печь не
ставьте.
Этой эпической по своей широте фразой и кончился их разговор, из
которого явствовало, что и Аким, и сам Лядащев более всего по



Назад