918a3b05     

Сорокин Владимир - Заседание Завкома



Владимир Сорокин
Заседание завкома
К заводскому клубу Витька Пискунов пришел в девятом часу,
-- два фонаря уже горели, возле облупившихся десятиметровых
колонн толпились парни. Заметив его, они перестали
разговаривать, повернули к Витьке свои хмельные лица:
-- Привет, Пискун. -- Здорово... -- Ну что -- готов?
-- Готов. Морально и физически, -- Витька достал папиросу,
приблизился к широколицому парню. -- Дай-ка...
Парень вынул изо рта сигарету, протянул Витьке: --
Собрались уж. Тебя дожидаются. -- Черт с ними. -- Витька
прикурил. -- С ними-то с ними, а попотеть тебе придется, это
точно.
-- А что ты волнуешься? Мне ж потеть, не тебе. --
Запрокинув голову, Витька выпустил вверх дым, посмотрел на
звезды.
-- Да я не волнуюсь, я так. -- Парень затушил окурок о
колонну. Другой парень, высокий и горбоносый, оскалясь, хлопнул
Витьку по плечу:
-- Ничего, робя, Витьку с кашей не съешь! Он сам кого
хочешь слопает! Правда, Витьк? Пискунов молча курил,
привалившись к колонне.
-- Да, Пискун, дозашибался ты, -- качнул головой другой
парень. -- Не завидую. -- Ладно, Жень, не расстраивай его... --
А чего это они в клубе надумали? -- Зал на ремонте.
--А-а-а-а-а... Понятно.
Пискунов докурил, щелчком послал окурок в клумбу и,
отстранив широколицого, двинулся к двери. -- На танцы придешь?
-- Не знаю...
-- В общем, Витек, бутыль с тебя по случаю такого случая,
-- хмыкнул горбоносый в спину Пискунова.
-- Бутыль? -- оттянув дверь, Витька обернулся. -- Хуиль!
Бутыль сам поставишь, за футбол еще задолжал... А за мной не
заржавеет, не боись... Хлопнув дверью, он вошел в вестибюль.
Внутри было пусто. Окошечко кассы не горело. На вешалках висел
халат уборщицы, три чьих-то пальто и серый плащ Клокова.
"Приперся, -- подумал Пискунов, проходя по вестибюлю. --
Этого хлебом не корми, дай позаседать".
Дверь в зал была открыта. Пискунов вошел. На слабо
освещенной сцене, прямо под громадным портретом Ленина, сидели
люди. Они занимали середину длинного стола, покрытого красным
сукном.
-- Можно войти? -- негромко спросил Пискунов. Его голос
гулко разнесся по пустому залу.
-- Входи, входи, -- откликнулась Симакова. Она сидела в
центре стола и перебирала какие-то бумаги.
-- Он и здесь без опоздания не может, -- сидящий рядом с
ней Хохлов посмотрел на часы. -- Пятнадцать минут девятого.
-- Привычка, -- рассмеялся Клоков. -- В кровь вошло уж.
Как ни день -- так Пискунов. Кто опоздал -- Пискунов. Кто
напился -- Пискунов. Кто мастеру нагру...
-- Сергей Васильевич, -- перебила его Симакова, -- о
Пискунове после. Давайте с путевками закончим. А ты, Пискунов,
сядь, посиди пока.
Витька не торопясь прошел меж кресел и сел с краю, поближе
к двери.
-- Если дать сто кузнечному и сто десять литейному, как
Старухин предлагает, тогда механосборочному останется всего
восемьдесят четыре путевки. А гаражу вообще двенадцать... то
есть четырнадцать, -- зашелестел бумагами Хохлов.
-- Ну и правильно, -- спокойно проговорила Звягинцева,
постукивая карандашом по столу, -- механосборочный никогда план
не выполняет, всегда завод подводит. Кузнечный с литейным
поднажмут, а сборщики все на тормозах спустят: то станки у них
ломаются, то текучесть кадров... Поэтому и завод-то не балуют
-- ни квартир, ни заказов, ни путевок.
-- Ну, положим, квартир нет не только поэтому, --
нахмурился Клоков. -- У строителей не все ладится. Квартиры
будут. В Ясеневе три дома заложили, в Медведкове два. А
сборщиков тоже понять нужно. У нас ведь и ответственность
больше, и условия потяжелее. И платят нашим рабочим негусто...



Назад