918a3b05     

Сорокин Владимир - Сердца Четырех



Владимир Сорокин СЕРДЦА ЧЕТЫРЕХ
В 9.25 утра машина Реброва подъехала к зданию райвоенкомата
Октябрьского района и встала на обочине. -- После знедо позовем, --
сказал Ребров и открыл дверцу. На нем была зимняя форма подполковника
ВВС, Ольга была одета в форму старшего лейтенанта милиции. Штаубе и
Сережа сидели в своей обычной одежде. Ребров и Ольга вышли из машины,
поднялись по ступенькам, вошли внутрь. Сидящий за стеклянным барьером
дежурный лейтенант встал, отдал Реброву честь, Ребров на ходу ответил.
Они поднялись на второй этаж. В коридоре было пусто. Ребров подошел к
кабинету начальника военкомата и открыл дверь. -- Здравствуйте, --
сказал он секретарше, печатающей на машинке. -- Здрасьте, -- она
приветливо улыбнулась, -- а они вас в Ленинской комнате ждут. -- Ясно,
-- Ребров закрыл дверь, двинулся дальше по коридору. Ольга следовала
за ним. Они вошли в Ленинскую комнату. За столом, покрытым красным
сукном, сидел начальник военкомата полковник Ткаченко, поодаль на
стульях сидели: подполковник Лещинский, майор Зубарев, майор Духнин,
капитан Королев, капитан Ломейко, капитан Беляков, капитан
Терзибашьянц, старший лейтенант Волков. -- Здравствуйте, товарищи, --
бодро сказал Ребров. -- Николай Николаич, приветствую! -- заулыбался,
вставая Ткаченко. Они пожали друг другу руки. Офицеры встали. Ребров
поздоровался с каждым за руку. Ольга стояла возле двери. -- Подойдите
сюда, -- холодно сказал ей Ребров. Она подошла и встала, опустив
голову. -- Представьтесь, -- скомандовал Ребров. -- Следователь
Кировского РУВД города Москвы, старший лейтенант милиции Фокина
Светлана Викторовна. -- А-а-а... -- Ткаченко подошел к ней, заложил
руки за спину. -- Вот, значит, мы какие. А годков нам сколько? --
Двадцать шесть, -- тихо ответила Ольга. -- Неплохо, очень неплохо! --
поморщился Ткаченко. -- Двадцать шесть и двадцать шесть, сколько это
будет? А? -- Пятьдесят... два, -- еле слышно произнесла она. --
Пятьдесят два, -- повторит он, злобно глядя на нее. -- Открой, Евгений
Степаныч. Капитан Королев подошел к двери, противоположной входной,
отпер ее и стал спускаться вниз по ступенькам. -- Прошу, -- мотнул
головой Ткаченко. Ольга последовала за Королевым. Остальные двинулись
за ней. Они спустились по лестнице и вышли во двор военкомата. Во
дворе стояло несколько машин. Королев подошел к серо-голубому
микроавтобусу, открыл дверцы, сел за руль. Ткаченко сел на переднее
сиденье, остальные разместились в салоне. -- Поехали, -- кивнул
Ткаченко. Королев завел машину, они выехали со двора и поехали по
улице Вавилова. -- Николай Николаич, а что Моисеев? -- спросил, не
оборачиваясь, Ткаченко. -- В командировке, -- ответил Ребров. -- Ну,
тем хуже для него. Свернули на Профсоюзную и минут через пятнадцать
выехали из Москвы. Профсоюзная перешла в Калужское шоссе, Королев
прибавил скорость. На тридцать шестом километре микроавтобус свернул с
шоссе направо и поехал через лес по прямой, хорошо расчищенной дороге.
Километра через два дорога уперлась в массивные ворота с красными
звездами. Королев посигналил, ворота открылись, машина поехала и
остановилась в КПП, перед полосатым шлагбаумом. Подошел солдат с
автоматом. Ткаченко протянул ему из окошка бумагу и удостоверение.
Солдат зашел на КПП и вернулся с лейтенантом. Лейтенант возвратил
Ткаченко удостоверение, козырнул. Шлагбаум поднялся, машина въехала на
территорию. -- Давай прямо и у казарм направо, -- подсказал Ткаченко
Королеву. Свернули у казарм и остановились во



Назад