918a3b05     

Сорокин Владимир - Норма



prose_classic Владимир Сорокин Норма ru jodf FB Tools 2005-03-27 68C70DDF-4B6D-4EA2-9790-F0CEDE10C487 1.1 Бориса Гусева арестовали 15 марта 1983 года в 11.12, когда он вышел из своей квартиры и спустился вниз за газетой. Возле почтовых ящиков его ждали двое. Увидя их, Борис остановился.

Справа от лифта к нему двинулись еще двое. Один из них, худощавый, с подвижным лицом, приблизился к Гусеву и быстро проговорил:
— Гусев Борис Владимирович. Вы арестованы.
Гусев посмотрел на его шарф. Он был серый, в белую клетку. Худощавый вынул из руки Гусева ключи, кивнул в сторону лестницы:
— Прошу.
Гусев стоял неподвижно. Двое взяли его под руки.
— Ордер… — разлепил побелевшие губы Гусев.
— Ордера на арест и на обыск будут предъявлены вам в вашей квартире.
— Предъявите сейчас, — с трудом проговорил Гусев.
— Борис Владимирович, — улыбнулся худощавый, — пойдемте, не тяните время.
Гусева подтолкнули к лестнице. Он пошел, еле передвигая ноги. Двое прошли вперед, двое и худощавый двинулись за Гусевым.
— У вас всегда так мочой воняет? — спросил худощавый, — бомжи ночуют?
Гусев двигался, не отвечая. Он был бледен.
Поднялись на третий этаж, вошли в квартиру Гусева. Худощавый снял трубку телефона, набрал номер:
— Юрий Петрович, всё в порядке. Да.
Гусев стоял посередине своей единственной комнаты, сплошь заваленной книгами. Четверо стояли рядом.
— Присаживайтесь, Борис Владимирович, — посоветовал худощавый.
— Предъявите ордер… и вообще… документы.
— Минуту терпения, — худощавый закурил.
В дверь позвонили.
— Откройте, — приказал худощавый.
Дверь открыли. Вошли участковый и полноватый человек с пшеничными усами.
— Следователь КГБ Николаев, — представился он, не глядя на Гусева. Достал из папки два листа, протянул Гусеву:
— Ознакомьтесь.
— Садитесь, Гусев, — худощавый подвинул расшатанный стул. Гусев смотрел в бумаги, держа их в обеих руках.
— Товарищ лейтенант, — обратился полноватый к участковому, — организуйте нам понятых.
Участковый вышел.
— Ознакомились? — Николаев забрал бумаги у Гусева. — Дело ваше веду я. Сейчас придут понятые, мы произведем у вас обыск. Параллельно начнем наш разговор. Садитесь, Борис Владимирович, что вы стоите, как в гостях.
Гусев опустился на стул.
Вскоре появились понятые: пожилая женщина в зеленой кофте и молодой человек с толстой шеей.
— Товарищи понятые, — Николаев снял пальто, — мы сотрудники комитета государственной безопасности. Гражданин Гусев, проживающий в этой квартире, арестован. Мы просим вас присутствовать во время обыска.

Представьтесь, пожалуйста, и присаживайтесь. Валера, организуй им место.
Худощавый сбросил лежащие на диване книги и журналы на пол.
— Комкова Наталья Николаевна, — громко произнесла женщина.
— Фридман Николай Ильич, — пробормотал молодой человек.
Они сели на протертый диван. Худощавый опустился рядом, достал из «дипломата» бланк, подложил под него подвернувшийся журнал «Америка», положил на «дипломат» и стал писать.
— Я свободен? — спросил участковый.
— Да. Спасибо, — Николаев сел за стол, раскрыл папку, вынул ручку с золотым пером.
Участковый вышел. Пока худощавый вполголоса опрашивал понятых, Николаев зашелестел бумагами:
— Так. Гусев Борис Владимирович. 1951 года рождения. Где вы родились?
— Я не буду отвечать на ваши вопросы, — проговорил Гусев.
— Вы обязаны отвечать на мои вопросы. Это во-первых. А во-вторых, это в ваших интересах.
— Я отказываюсь отвечать на ваши вопросы.
Николаев отложил ручку.
— Напакостил, а отвечать не хочет, — проговорила вполголоса



Назад