918a3b05     

Сорокин Владимир - Интервью Татьяны Восковской С Владимиром Сорокиным



Интервью Татьяны Восковской с Владимиром Сорокиным
"Насилие над человеком - это феномен, который меня всегда притягивал..."
Татьяна Восковская: Владимир, скажите, какие писатели,
поэты повлияли на ваше творчество?
Владимир Сорокин: Мои детские травмы прежде всего
повлияли. Их было достаточно много.
Т.В.: Травмы душевные?
В.С.: И физические. Я был довольно аутичным ребенком, я
был погружен, жил как бы параллельно в двух мирах: мире
фантазий и мире реальном. Если говорить о влиянии, то на меня
больше повлияли кино и изобразительное искусство, чем
литература.
Т.В.: А какое кино?
В.С.: Кино разное, кино как принцип вообще, как создание
некой реальности. Кино было близко моим фантазиям.
Изобразительное искусство - уже позднее. Это, конечно же,
сюрреализм, поп-арт и соц-арт. В этой мастерской я оказался
впервые в 1977 -м, Булатов и Кабаков - они повлияли на меня. Я
попал к Булатову, когда сам занимался графикой, но непонятным
образом они стимулировали процесс писания. Мои первые
литературные опыты им очень понравились, они это
приветствовали, что меня вдохновило. Это если говорить о
влиянии. Джойса я прочел потом, и литература на меня так не
повлияла, как изобразительное искусство. Процесс
фантазирования и переживания этих фантазий для меня первичен, а
литература по отношению к нему вторична. Мир фантазирования, в
котором я живу до сих пор, развивается как и я, прошел со мной
все периоды.
Т.В.: То есть вы себя ощущаете все время параллельно в
двух мирах: реальном и фантазийном. Что вам нравится больше,
где вам нравится больше себя ощущать - или нравится сравнивать?
В.С.: Понимаете, у меня нет механизма оценки этих миров,
они как бы есть и от них никуда не денешься. Я не могу их
оценить, какие они - хорошие или плохие. Но в общем жизнь,
конечно, тяжела, довольно муторна.
Т.В.: Довольно муторна в силу каких-то бытовых или других
обстоятельств?
В.С.: Нет, вообще телесность наша, наша зависимость от
тела, необходимость учитывать его постоянно, с ним считаться,
учитывать других людей...
Т.В.: А вы следите за тем, что происходит сейчас в
"молодой" русской литературе, вам это интересно?
В.С.: Я вообще слежу за молодым поколением, это очень
интересно. О литературе сейчас говорить смешно, потому что не
время литературы вообще, потому что произошла полная победа
визуальных практик, они целиком подавили печатное слово. Оно
лишено своего прежнего мифа, и влияние визуального будет расти
через визуальную практику. Поэтому для меня сейчас интересна не
литература молодых, которой просто нет, а вот то, что
происходит со словом вообще, как оно мутирует под влиянием
визуальных практик и как оно меняется.
Т.В.: И именно в силу осознания этого обстоятельства вы
решили заняться другими формами, например киносценариями?
В.С.: Ну, в общем, да. Сейчас к литературному процессу в
чистом виде я пока не хочу возвращаться. Думаю, я вернусь к
нему потом, но сейчас интересно проникнуть в другой жанр, там
сейчас "живое место", я это чувствую просто очень хорошо, там
интересно работать.
Т.В.: Какое кино вы смотрите сейчас?
В.С.: Разное, я всегда смотрел разное кино. Мои
привязанности довольно широки: от "Pulp Fiction" до "Кубанских
казаков". В кино мне нравится многое.
Т.В.: Вы используете его прежде всего как материал?
В.С.: Да, конечно. Материал и удовольствие. Я всегда
получал удовольствие от кино.
Т.В.: Владимир, у вас растут дочери-близнецы. Скажите, вас
никогда не интересовала тема двойников, близнецов в



Назад