918a3b05     

Сорокин Дмитрий - Дана И Дети



Дмитрий Сорокин
ДАНА И ДЕТИ
Невинная шалость.
...Следующая ветка была уже намного тоньше, но вес детского тела вполне
удерживала. Он медленно подтянулся и осторожно сел, цепляясь руками за
соседние ветки. С вершины весь остров открывался как на ладони, и Река
представала в своем подлинном величии. Солнце висело уже над самым
виднокраем, позолотив облака и воды Реки. От такого зрелища дух
захватывало и почему-то хотелось петь. Помнится, мать говорила, что отец
был великим певцом... Послушать бы его песни...
Братья носились взапуски вокруг острова, распугивая мамину прислугу.
Громадные звери, ворча, на всякий случай отплывали поближе к родным
порогам - они хорошо помнили, как старший, Арпо, катался на них до полного
(их) одурения... И, хотя слуги зверюками были страшными, хозяйкиного сына
тронуть не решились. Жизнь дороже.
Солнце почти скрылось уже, над виднокраем виднелся лишь самый краешек.
'Вот бы посмотреть, куда оно уходит!' - мелькнула шальная мысль. А что?
Уж сколько воды в Реке утекло, а он так и не видел ничего, кроме этого
острова, и никого, кроме матери, братьев да русалок с мавками..
Вдоль левого берега проплыли три легкие лодки лихих чубатых ватажников
атамана Конана.
Козаки горланили какие-то песни, слов не разобрать, но слышно, что не
печальные. Вдоль виднокрая темным пятном на багровом закатном фоне
пролетел Змей. Русалки, мавки и водянки понемногу всплывали из своих
глубин понежиться в вечерней прохладе, но, видя двух сорванцов, гонявших
друг дружку по берегу островка, подплывать ближе не торопились.
Коло закрыл глаза и представил себе бескрайний простор - от виднокрая и
до виднокрая, и себя, летящего над этим простором. Грудь распирало от
ощущения счастья, захотелось расправить плечи и заорать что-нибудь
ликующее. Он расправил плечи, ломающимся голосом завопил : ' Слава!' , и
почувствовал, что летит. Только не над вожделенным простором, а куда-то
вниз, вниз... Он открыл глаза и увидел мелькающие ветки. Он падал, падал с
самой верхушки дерева, куда так долго и старательно забирался.
Пытался на лету зацепиться за что-нибудь, но не получилось, хотя
падение удалось чуть-чуть замедлить. С глухим гулом ударился оземь, в
глазах потемнело...
Медленно открыл глаза. Оба старших брата стояли перед ним.
Лица их ничего хорошего не обещали.
- Живой? - мрачно осведомился Арпо.
- Угу... - промычал Коло в ответ, он прикусил язык и говорить что-то не
хотелось.
- Ты, наверное, вообразил себя птицей, братишка? - усмехнулся Липо,
язвительный, как всегда.
- Дятлом! - вставил старший. - Жучков выдалбывал. Да сам и свалился...
- Ммммм, - угрозы в этом звуке передать не получилось, и братья дружно
рассмеялись.
- Ладно, дятел, матери не скажем ничего. Пойдем русалок стращать! - И
трое будущих героев отправились шалить и озорничать, как, собственно, в их
возрасте и положено.
Русалка возлежала на спокойной прибрежной воде, подложив руки под
голову и уставившись мечтательно в стремительно чернеющее небо. Она так
задумалась о чгм-то своем, русалочьем, что не заметила, как ег прибило
почти к самому берегу, и вывалилась из своей задумчивости лишь тогда,
когда кто-то сильный схватил за волосы и выволок на берег. Она подняла
испуганные глаза и испугалась еще больше. Над ней стояли целых три демона,
исчадия пекла. Черные, как небо в пасмурное новолуние, огромные уродливые
головы, утыканные шипами и рогами... Гулкий голос прогудел:
- Ну что, доплавалась?!
- А... а... ннгмм... ва-ва-ва... - членоразд



Назад