918a3b05     

Сомов Орест - Приказ С Того Света



О. М. Сомов
Приказ с того света
Повесть
Однажды, минувшим летом, провел я день на даче, в
нескольких верстах от города. Красивое местоположение,
прекрасный сад, с одной стороны взморье и пруды, с другой
рощи, холмики и долины - все обещало мне один из тех
приятных дней, о которых долго, долго и с удовольствием
вспоминаешь. Хозяин - пожилой весельчак, хозяйка - добрая
жена, добрая мать и умная, приятная женщина, сын их, молодой
человек, образованный и скромный, и две милые дочери,
расцветшие, как розы, живые, как сама жизнь, умные, как мать
их, и веселые, как отец, были притяжательною силой для
собиравшегося у них общества. Гостей было немного, всего
восемь человек; но этот небольшой круг был так разнообразен,
что удовлетворил бы вкусу самого безусталого наблюдателя
Утро неприметно у нас пролетело. Мы гуляли по садам и
окрестностям, катались по заливу и между тем шутили,
смеялись и не видели, как время прокралось до обеда. Погода
с утра была ясная; но мы еще не успели встать из-за стола,
как небо стемнело, тучи набежали и гром начал греметь по
сторонам. Спустя немного, наступила со всею свитой, как
водится, гроза, и гроза самая шумливая: молнии заблистали со
всех сторон, гром на раздолье прокатывался по воздушному
пространству; гонимый ветром дождь пролил, как из ведра.
Нечего было и думать о вечерней прогулке, потому что небо
кругом обложилось густыми слоями туч и обещало воздушную
потеху по крайней мере часов на пять. Если бы гостеприимные
хозяева и не унимали от души гостей своих, то в такую
погоду, когда, по пословице, и собаку жаль выгнать на двор,
- каждый из нас без зазрения совести конечно бы сам
вызвался остаться.
В доме, к удовольствию одних и к крайнему прискорбию
других, карт не бывало и в помине, кроме одной старой,
исклочившейся колоды, которою старушка няня раскладывала
гранд-пасьянс. Хозяева сами остались в гостиной, и те из
гостей, которые любили уснуть после обеда, на этот раз
посовестились зевать и дремать. Разговор шел, однако ж, в
такт по грозе или, лучше сказать, в промежутках громовых
ударов, как в мелодраме между музыкой. Все, особливо молодые
девицы, поминутно вставали и подходили к окнам полюбоваться,
как молнии разгуливают по тучам и как крупный дождь сечет в
стекла. Не было и надежды скоро разделаться с грозою: одна
туча сменяла другую, один гром отдалялся, другой заступал
его место; за мелким дождем шел другой, посильнее. Таким
образом время длилось до вечера.
- Как бы весело теперь стоять на вахте, - сказал один
моряк, - особливо когда паруса все убраны и когда
спрятаться можно только под ванты или под грот-бом-брам-
брасс.
- Хорошо и пехотному офицеру на походе, - подхватил
молодой гвардеец, сын хозяев, - особливо если идешь не по
петергофскому шоссе, а по какой-нибудь проселочной
деревенской дороге. Промочит тебя до костей, и ноги уходят в
грязь по колено.
- Да, не худо и кавалеристу, - примолвил один улан,
покручивая усы свои, - сверху то же, что и вам, господам
пехотинцам, а снизу того и жди, что лошадь или увязнет, или
поскользнется и отпечатает формы твои в вязкой глине.
- Я помню одну такую грозу, заставшую меня на дороге в
Германии, - сказал один неутомимый охотник путешествовать и
рассказывать, смотревший в окно и обернувшийся к нам с
скромною улыбкою самодовольствия. - Гроза и повесть о
духах, которую слышал я вслед за нею, слившись в мыслях моих
с развалинами старого замка, который я видел в тот вечер,
всю ночь меня тревожили самыми



Назад